Banner image

Доказанная эффективность лечения и реабилитации в Финляндии 

Об эффективности лечения и реабилитации в Финляндии рассказывает член инвалидного союза Финляндии, учредитель общества инвалидов «Перспектива» в России, координатор компании SuomiMed, занимающейся организацией лечения в Финляндии, Сергей Стельмах. 

 

Сергей на своем опыте испытал широкие возможности финской медицины. В 2005 году Сергей упал с велосипеда, переломал 2-ой, 3-ий и 4-ый шейные позвонки и был полностью парализован. После операции и двух лет реабилитации, увидев и испытав на себе профессионализм финских врачей, физиотерапевтов, психологов и медсестер, Сергей решил помогать соотечественникам находить в Финляндии необходимых специалистов. 

 

 Основные преимущества лечения в Финляндии, – рассказывает Сергей, заключаются в высоком профессионализме врачей, системе обслуживания "в одном окне", то есть когда пациента лечат практически в одном месте, не гоняют его с одного кабинета в другой, тем более с одного конца города в другой. В местных клиниках и медицинских центрах больной на себе ощущает полное внимание, профессиональный медицинский уход, эффективное лечение. Здесь нет никаких не нужных дополнительных анализов. В финской медицине особое внимание уделяется качественной реабилитации после операции. Ну и, конечно, географическое расположение страны. Проще, быстрее и дешевле доехать до Финляндии, чем долететь до США или Швейцарии. Отсюда и вернуться домой легче, и, при необходимости, приехать еще раз на обследование.

 

Реальная помощь пациентам из России

Спинальная атрофия

 

– Когда нет возможности сделать подобную операцию в РФ, пациенты обращаются в Финляндию, рассказывает г-н Стельмах. – Однажды приезжала в ортопедическую клинику девочка на операцию, если память не изменяет, из Воронежа. Ей был поставлен диагноз: спинальная атрофия Вергднига-Гоффмана. В России ей делали всевозможные массажи, процедуры – ничего не помогало. Через какое-то время из-за слабости мышц началось сильное искривление позвоночника. Помимо этого, деформация перегородки сердца, нарушения в лёгких. Родители ко многим врачам в России обращались, но они, к сожалению, были бессильны в данном случае. По словам родителей, в России такую операцию было сделать невозможно – мало опыта. Взялся финский профессор, хирург-ортопед Дитрих Шленцка, который сделал эту сложнейшую операцию артродеза. Девочка осталась довольна результатом операции. Такого рода операция стоит в пределах 40 000 EUR. Этой пациентке расходы по лечению оплатили Российский фонд и несколько компаний.

 

Ошибочный диагноз

 

– Бывает такое, что в России не могут установить правильный диагноз. Объяснение простое: в лаборатории старые реагенты, с неправильного ракурса сделан снимок МРТ или не хватает профессионализма врача. Вот еще один реальный пример,  делится Сергей. С нами связалась пациентка и попросила подобрать врача-специалиста для удаления грибков с гайморовых пазух. Больная с собой привезла 100 страниц медицинских заключений разных, диски с МРТ, КТ. При этом жалуется на головные боли, депрессию, потерю сознания. Всё это у неё продолжалось 4 года. Идём с ней к финскому специалисту ЛОРу, которого специально подобрал для неё. Врач осмотрел ее и вынес диагноз: у пациентки сильно воспалены корни зубов под мостом, выделяют гной,  всё это поднимается в гайморовы пазухи. То есть, семь лет назад ей не до конца депульпировали зуб и поставили мост. С зубами разобрались, затем с гайморовыми пазухами. Пациентка осталась на столько довольна, что по её рекомендации к нам в Финляндию на лечение приехало трое её родственников. Дочка с зятем сейчас принимают решение о рождении своего первенца в Финляндии.

 

Роды с риском развития болезни Дауна

 

– По родам в Финляндии могу привести пример, - продолжает Сергей Стельмах. – Женщине 42 года. В России в 3-х разных клиниках рекомендуют избавиться от плода, так как все анализы показывают большой риск развития болезни Дауна. Она решает родить в Финляндии. Ребёнок, правда, родился в восемь месяцев, всего 2 450 г. Роженицу после родов сразу же увезли в реанимацию, были сложные роды, а младенца  в отделение. На кормление приносили малыша маме, отец был всегда рядом. Финские врачи отслеживали состояние здоровья ребёнка в течение года:  рост, вес, окружность головы, выписали витамины. Мальчик рос и набирал вес по своей шкале. Сейчас ему почти три года, сверстников догнал. Совершенно здоровый ребёнок. И таких примеров немало. Высокий профессионализм врачей, хорошая диагностика и правильный уход дают такие блестящие результаты.  Вообще, следует знать, что Финляндия признана лучшей страной мира для матерей и детей. Уже второй год подряд она возглавляет рейтинг международной общественной организации Save the Children, составленный на основе данных о 178 государствах. Оценка стран проводилась по пяти основным категориям: состояние здоровья матерей, риск ранней смерти у детей, уровень образования, уровень доходов в стране и политическое положение женщин. Ни в одной из категорий Финляндия не заняла высшую строчку, однако стала единственной страной, которая попала в число 15 лучших во всех категориях, – дополняет Сергей.

 

Разыв связки

 

– В России есть хорошие хирурги и врачи, - продолжает Сергей. – Проблема заключается в том, что они не могут сказать "нет" или остановиться, признать, что они этого не могут сделать, не их уровень. Пробуют, стараются, а в итоге страдает пациент. И могу сказать, что успешная операция это 50%, следующие 50% – это реабилитация, физиотерапия. А её, как таковой, в России нет. И получается, прекрасно сделана операция, а послеоперационным периодом все начинания загубили. По финансам, если сравнить, скажем, Москву, Питер и Хельсинки, в Хельсинки будет дешевле. Пример: два земляка спортсмена, Владимир и Олег, обратились ко мне с идентичной проблемой  разрыв передней крестовой связки колена. Объясняю, какого уровня хирург будет оперировать – хирург-ортопед Исмо Сувяхуоко. Он оперировал колено Тему Селяйне и вернул его в большой спорт, когда 10 лет назад все менеджеры НХЛ поставили на спортсмене жирный крест. Далее рассказываю ребятам, как всё будет проходить, как будет проходить послеоперационный период, когда можно будет приступить к сильным нагрузкам во время тренировок и когда можно будет уже участвовать в соревнованиях, во сколько встанет вся процедура. Владимир соглашается на операцию в Финляндии, а Олег решает сделать операцию в Санкт-Петербурге. Операция в Питере стоила на 25% дешевле, чем операции и физиотерапия в Финляндии. Владимир через 30 дней уже вышел на лёд, Олег до сих пор приезжает на консультации и за рецептами сюда, так как его колено время от времени опухает. А уже девять месяцев прошло. В итоге, расходы у Олега уже на порядок выше получаются, и плюс выйти на лёд не может.